Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов

                           Клаустрофобия


                                 1

     Мы жили  в комнате 206.  Мы пили в комнате 206.  Мы блевали в
  комнате 206. А зубы чистить ходили в умывалку в конце коридора.
     - Тюков,- сказал я.- Мы кретины.
     - Почему?- спросил Тюков.
     - К нам никто не ходит.
     - Ну и что?
     - Я и говорю - кретины.
     Володя тем временем сидит в наушниках и учит свой английский.
  С ним  разговаривать  бесполезно.  Он может сейчас только губами
  беззвучно шевелить.
     Но у  него ничего не выйдет.  У него не в губах дело.  У него
  мозг чисто русский до самого копчика.  Он  не  может  переварить
  предложение I  saw her crossing the street,  слегка нерусское по
  структуре, или даже просто произнести первый звук в слове the.
     А я кретин.  Ко мне никто не ходит.  Но ничего.  Теперь я это
  осознал и буду с этим бороться.
     - Тюков,- говорю я.- Я пошел.
     - Нет, Константин. Ты поехал.
     - Неважно.  Убери весь этот срач. Я хочу, чтобы у нас появля-
  лись гости.
     - Костя, зачем? Нам тут и втроем-то тесно.
     - Мне тесно, когда я один.
     И я вышел. Поднялся по лестнице и ткнулся в первую попавшуюся
  комнату. Успел заметить номер на двери: 309.

                                 2

     На кровати в позе лотоса сидел абсолютно голый  мужчина.  Его
  взгляд был устремлен в бесконечность, а в ухе висела золотая се-
  режка с подвеской в виде сердечка.
     - Извините,- сказал я.- Я не постучавшись вошел.
     - Они светлые и чистые,  как козлиный пух,- сказал человек на
  кровати.- Они  тоже ходят и стучат.  Их барабаны большие и звон-
  кие, как гора Арарат. Да славятся они вовеки веков.
     - Аминь,- сказал я на всякий случай.- А кто это - они?
     Мой собеседник изрек нечто,  что я не собираюсь  излагать  на
  бумаге, поскольку  в этой тираде каждое второе слово было нецен-
  зурным.
     - Отойди,- добавил он.- Ты икону загораживаешь.
     Я обернулся.  За моей спиной на стене висело кривоватое изоб-
  ражение волосатых парней в кожаных куртках, вчетвером оседлавших
  один уродливый мотоцикл.
     - Я  это,-  сказал я нерешительно,- в гости хочу кого-нибудь.
  Вы не знаете, где здесь кто-нибудь живет?
     - Меня  Селивестром  зовут,-  сказал голый человек.- Хочешь -
  присоединяйся.
     - К чему?
     - Садись рядом, устремляй свой разум в шестнадцатую плоскость
  космической энергии и кайфуй.
     - А мне сережку выдадут?- с надеждой спросил я.
     - Нет,-  ответил Селивестр.- Некоторые просто мочку уха отре-
  зают. Но это ведь не главное.
     - А что главное?
     - Главное - достичь абсолютного просветления. Чтобы любой раб
  космоса, насколько  ли бы то нибудь безгрешен он ни не был,  мог
  прозреть насквозь каждую клеточку  твоей  плоти  и  пресытиться.
  Присоединяйся.
     Я сел рядом с Селивестром в позу лотоса и начал считать плос-
  кости космической энергии.
     Очнулся я от того,  что моего лица коснулось горячее  дыхание
  Селивестра.
     - Э...- сказал он,  внимательно глядя мне в глаза.- Да ты еще
  недостаточно просветлел. Надо, чтобы зрачки ушли внутрь и не ре-
  агировали на свет. Свет внутри нас, понимаешь?
     - ППАННИММАЙУУ,- сказал я и снова впал в транс.

                                 3

     Это была,  кажется,  комната 313.  На каждой из трех кроватей
  сидело по одной девушке. Они читали три книги - красную, синюю и
  черную - синхронно переворачивая страницы ровно через 25 секунд.
     - Здравствуйте, сестры,- сказал я, осенив их священным манием
  своих пальцев,  сплетенных в косичку,  знаменующую собой блажен-
  ность великого просветления, да славится оно вовеки веков.
     - Кажется, кто-то вошел,- сказала девушка в красной юбке.
     - И что будем делать?- спросила девушка в синей юбке.
     - Как вошел, так и выйдет,- ответила девушка в черной юбке.
     Они со звонким шорохом перевернули страницы.
     - Это...- сказал я.- Космос - он большой. Давайте друг к дру-
  гу в гости ходить.
     - Чего он хочет?- спросила девушка в красных туфельках.
     - Он хочет в открытый космос,- ответила девушка в  синих  ту-
  фельках.
     - Пожалуйста,- сказал девушка в  черных  туфельках.-  Сколько
  угодно.
     Они перевернули страницы и на всякий  случай  подтянули  края
  юбок к коленям.
     - Это...,- сказал я,- вы меня не поняли. Может, вам нужно че-
  го-нибудь. Так вы это... заходите чаю попить.
     - Может,  он чаю хочет?- предположила девушка с красными ног-
  тями.
     - Да вроде нет,- отозвалась девушка с синими ногтями.
     - А  столовая  в  другом  здании,- заметила девушка с черными
  ногтями.
     Они разом оторвали взгляды от книжек и крикнули:
     - Чарли!
     Из тумбочки в углу вылез двухметровый дог пегой масти с газо-
  вым баллончиком в зубах.
     - Это...- сказал я.
     - Пшик,- сказал дог.

                                 4

     Следующая дверь - если не ошибаюсь,  443 - открылась от звука
  моего очередного чиха.
     - Это...- сказал я.- Только не надо собак...
     Человек в  очках  с толстыми линзами вытянул губы трубочкой и
  немного подумал.
     - У вас аллергия на шерсть?- спросил он.
     - Нет,- ответил я.- Просто,  оказывается, я плохо перевариваю
  некоторых людей.
     - Вы каннибал?
     - Нет.  Но  в  предыдущей комнате сидело три разных девушки в
  этих юбочках...
     - Вы фетишист?
     - Простите,  я что-то плохо понимаю.  Космос - он большой.  В
  смысле, аминь.  А они меня собакой. Давайте друг к другу в гости
  ходить.
     - Вы гомосексуалист?
     - Нет, я это... в смысле, гетеро. Но эти с книжечками...
     - Вы антисемит?
     - Почему антисемит? Я вообще не против кого угодно. Лишь бы в
  гости кто  зашел - поболтать,  в кино сходить.  В общем,  как-то
  время вместе провести.
     - Вы хронофаг?
     - Я?  Да, может быть. Но некоторые девушки - они такие умные,
  конечно. Книжки читают. Им не нужно ничего.
     - Вы феминистка?
     - Да.  Но я не об этом.  Почему нельзя просто по-человечески?
  Ой, нет,  вы опять меня неправильно поймете...  Я в том  смысле,
  что все сидят в каморках, как кроты...
     - Вы страдаете клаустрофобией?
     - Да. Мне тут тесно у вас.
     Я вышел, успев услышать за спиной:
     - Какой патологический случай...

                                 5

     Она лежала на коврике перед входом и чесала что-то у себя под
  комбинацией.
     - Простите, - сказал я.- Я что-то очень плохо сегодня сообра-
  жаю. Я уже в двери перестал стучать.
     - Давай трахнемся,- сказала она.- Ты такой сексуальный.
     Я подумал, а потом предложил робко:
     - Может быть, в кино сходим?
     - Я тебе не нравлюсь?
     - Ну... Я не знаю пока.
     - Ты только попробуй. Тебе понравится.
     - Да  нет,  я не это...  В смысле,  я еще не до такой степени
  просветлел.
     - Может, у тебя с головой что-то не то?
     - Ну да. Клаустрофобия и каннибализм.
     - Так съешь меня в коридоре. Я очень сладкая...
     - А как тебя зовут?
     - Тьфу. Да что я, помню, что ли? Вчера звали Пупсиком, сегод-
  ня Колокольчиком. Какая разница?
     - Никакой. Что пупсики, что колокольчики...
     Я пожал плечами и пошел к комнате 407.

                                 6

     Там меня внимательно выслушал человек в малиновом  пиджаке  и
  галстуке в сине-желтый горошек.
     - Так...- сказал он.- Пиши.
     - Что писать?
     - Договор.  Заключен между Константином и Гоги,  именуемыми в
  дальнейшем сторонами.  Стороны обязуются заходить друг к другу в
  комнаты NN 407 и 206 соответственно не реже двух раз  в  неделю.
  Ну и так далее.  Пиши все,  что нужно.  Число и подпись.  С тебя
  пятьдесят долларов плюс по десять каждую неделю.
     - Ммм,- сказал я.- Да у меня и денег-то нет.
     - О'кей,- сказал он.- Заходи, когда будут.
  ................................................................

                                761

     Я, Володя и Тюков сидели у себя в комнате и медитировали.
     В ответ на раскрывшуюся дверь я поднял газовый баллончик, Во-
  лодя закутал ноги в свою юбочку, а Тюков просветлел и зарычал.
     Тот, кто вошел, кашлянул и сказал что-то.
     - Чего он хочет?- спросил я.
     - Явно не чаю,- ответил Володя.
     - Да все они тут жиды,- сказал Тюков.
     - Вали отсюда,- сказал я.
     - Педераст непросветленный,- добавил Володя.
     - И тысячу баксов на стол!- взревел Тюков.
     - Я это,- сказал вошедший дог Чарли.- В смысле,  вы произвели
  на меня неизгладимое впечатление. Извините за тогдашнее. Давайте
  в кино сходим или на охоту какую-нибудь.
     - Сколько стоит сходить с ним в кино?- спросил Тюков.
     - Он недостоин космоса,- сказал Володя.
     - Да нет, постойте,- сказал я.- Чарли, я тебе нравлюсь?
     Чарли немного подумал.
     - Пока не знаю,- сказал он.- Но ты это... Заходи. Если что.
     И уплыл куда-то в 21-ю плоскость энергии.
     Мы разом почесали что-то под комбинациями и вознеслись.
     Было здорово. Где-то возле нас парили соседние общежития, до-
  ма и целые города.  Всеобщее просветление приближалось.  Я чувс-
  твовал его теплое дыхание почти так же отчетливо, как аминь.
     И от этого парить становилось все легче.

                                            28.5.95