Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов


                            Лесной доктор


     Я - человек средний. Я часто задумывался, есть ли у меня иск-
  лючительные способности, которые могут принести обществу пользу,
  а мне - средства к безбедному существованию. Долгое время единс-
  твенным выводом из всех моих рассуждений было убеждение  в  том,
  что я  вполне могу работать квалифицированным подметателем бето-
  низированно-уличных тротуаров или,  в крайнем случае, преподава-
  телем химии.
     Но вчерашний день ознаменовал собой новый поворот в привычном
  течении мыслей.  Все  получилось  случайно:  в комнате было душ-
  но; кроме того,  я не знал,  что делать; пришлось открыть окно и
  начать сосредоточенное разглядывание прохожих.
     После двадцатипятичасовых наблюдений, прерываемых сном, прие-
  мами пищи  и тяготами бракоразводного процесса с моей женой (те-
  перь, к счастью,  уже бывшей) я понял - я  вполне  могу  кое-что
  дать тем людям, что находятся внизу.
     Короче говоря:  в пятницу,  2-го апреля 1992 года по Гринвичу
  все рекламные газеты города со славным именем Москва опубликова-
  ли объявление:
     "Человек с  богатым  жизненным  опытом  и высшим образованием
  (инженерно-строительный институт) дает психологические  консуль-
  тации людям с различными неудобствами в повседневной жизни.  Ад-
  рес:",- ну, а дальше шел адрес квартиры, которая пользовала меня
  последние девятнадцать с четвертью лет.
      Газеты появились в киосках  утром,  около  девяти  часов.  В
  10.15 в дверь моей квартиры позвонили.

                          Посетитель #1.

     - Здравствуйте. Я не знаю, туда ли попал,- он выглядел солид-
  но,  даже очень: квадратная челюсть, черный костюм и широкий, во
  всю грудь, галстук.
     - Вы пришли по объявлению?- уточнил я.
     - Наверно,  я пришел зря,  - сказал он, подошел к столу и сел
  на левый стул.
     Я переставил телефон с пола на край стола и придвинул к посе-
  тителю графин:
     - Если нужно,  пейте. По вашему изможденному лицу и изгрызан-
  ным ногтям я догадываюсь,  что вас мучает какая-то непреодолимая
  трудность. Говорите - возможно, я смогу вам помочь.
     - Я биолог,- сказал человек,  внимательно  меня  выслушав,  и
  стал ждать моей ответной реакции.
     - Говорите-говорите,  - сказал я.- Я постараюсь помочь предс-
  тавителю любой профессии. Даже биологу.
     - Дайте мне книгу,- потребовал он.  Я подсунул ему  "Любовные
  похождения Бовы Королевича в Турции и других странах Мексики".
     Он закрыл глаза и сосредоточился.
     - Видите  ли,-  пробормотал  он,- с некоторых пор я испытываю
  неудобства при чтении книг. Точнее, я вообще не могу их читать.
     Он резко выдохнул и схватился за переплет:
     - Смотрите внимательно:  я беру книгу.  Я открываю книгу,- он
  надулся и покраснел,- а она...  и не открывается. - Вот видите,-
  он отбросил книгу в сторону и открыл глаза,- не получилось.
     - Повернитесь лицом к свету!- скомандовал я.
     Он оскалил зубы и вывернул зрачки в сторону окна.
     - Вы  производите впечатление интеллигентного человека,- ска-
  зал я и помахал листочком бумаги перед его носом. Он чихнул,- но
  является ли чтение книг для вас жизненной необходимостью?
     - Кхм!- возмущенно воскликнул Биолог.- Я  не  знаю,  что  вам
  сказать.  Дело в том, что я читаю лекции для студентов и по роду
  моих занятий мне нужно иногда заглядывать в книги. Неужели, док-
  тор, все так безнадежно?
     - Нет, почему же,- сказал я.- Надежда есть. Понимаете ли, де-
  ло  тут  вовсе не в недостатке вашего интеллектуального развития
  или физиологических особенностях организма. Просто у вас немнож-
  ко хуже, чем у других людей, моторная память. Я заметил, что вы,
  когда ходите,  боитесь потерять равновесие и каждый раз,  прежде
  чем наступить, щупаете пол носком ботинка, Так ведь?
     - Да. Вы правы, доктор,- сказал Биолог.- Я не помню, как нуж-
  но передвигать ноги при ходьбе,  чтобы не упасть. Что же мне де-
  лать?
     - Ну-ка, давайте сделаем простое упражнение,- сказал я.- Выс-
  тавьте вперед указательный палец левой руки.
     Он выставил.
     - Повернитесь вправо.
     Он повернулся.
     - Достаньте этим пальцем вон до того гвоздя в полу.
     Он достал.
     - Отлично,- восхитился я,- а теперь вернитесь в исходное  по-
  ложение, закройте глаза и попытайтесь повторить свои действия.
     - У меня не получится,- вздохнул он.
     - А вы все-таки попробуйте.
     Он воздел зрачки к небу, мысленно прощаясь с подлунным миром,
  тщательно перекрестился и закрыл глаза.  Я был абсолютно уверен,
  что в гвоздь пальцем он не попадет. Этого действительно не прои-
  зошло, но отсутствие моторной памяти у Биолога было,  по-видимо-
  му, полным и безоговорочным.
     Во-первых, он проделал все вышеописанные манипуляции не с ле-
  вой рукой, а с правой. Во-вторых, он вообще забыл выставить впе-
  ред какой-либо палец, и его рука  осталась  сжатой  в  кулак.  И
  в-третьих: вместо  тривиальной траектории "воздух-пол" его кулак
  описал нечто более замысловатое: "воздух-графин-мое левое ухо".
     - М-да,- пробормотал я,  прыгая на левой ножке и  выливая  из
  уха  воду  вместе  с осколками графина,- в фантазии вам не отка-
  жешь.  Что же,  я согласен вам помочь. Возьмите снова в руки эту
  книгу.
     Он выразил свое неудовольствие фразой  типа  "Рад  стараться"
  или "А мощный мужик был Бова Королевич", но все-таки повиновался.
     - Раньше вы часто читали книги?- поинтересовался я.
     - Да,разумеется,-  он  поправил  пиджак.-  Практически каждый
  год.
     - И вы, конечно же, не помните, как вы прежде располагали пе-
  ред собой книгу, чтобы ее открыть?
     - Конечно,  не помню,- улыбнулся он,  и я подумал,  что он не
  такой уж веселый человек, каким показался в начале.
     - Должен заметить, что сейчас вы расположили книгу неправиль-
  но,- сказал я.- Корешок у вас справа, а нужно... Впрочем, вы все
  равно  ничего  не  запомните.  В вашем случае может быть полезен
  "метод вторых ворот".
     - В одни ворота входят,  в другие выходят?- уточнил он и пог-
  ладил себя по головке.- Это мы знаем.
    - Нет,- ответил я.- Просто речь- это ваши "вторые ворота" пос-
  ле моторной памяти. Если вы хотите что-то запомнить, запоминайте
  не собственно действия,  а слова,  их обозначающие,  и при  этом
  произносите их вслух. Понятно?
     Он два раза кивнул головой из стороны в сторону.
     - А теперь поверните книгу первой страницей к себе и корешком
  влево.
     Он повернул.
     - Открывайте ее за правый край крышки.
     Он проделал  и это и с удивлением обнаружил,  что книга в его
  руках открывается.
     - Доктор!- воскликнул он.- Это же чудо!  Я думал, что мне бо-
  лее никогда не придется лицезреть номера страниц в книге, а сей-
  час - смотрите: три, пять, семь...
     На четвертом десятке я его остановил:
     - Попробуйте закрыть книгу и повторить то же самое.
     Он настороженно посмотрел на меня - видимо, боялся  обмана  с
  моей стороны.
     - А я смогу ее еще раз открыть?
     - Да,  конечно,-  ответил я.- Только прежде чем ее открывать,
  произнесите вслух те команды, которые я вам давал.
     - Так...- он наморщил лоб.- Надо взять книгу так,  чтобы над-
  писи были сверху,  а корешок слева.  То есть вот таким  образом.
  Угу. А теперь потянуть за правый край переплета.  Угу.  Ой!  Она
  открывается!
     - Вот видите, сказал я.- Дома потренируетесь еще. Только обя-
  зательно громко произносите,  что собираетесь делать - это помо-
  гает.
     - Конечно,-  кивнул  он,-  я  на всю аудиторию кричать буду -
  лишь бы не оставить себя без этого удовольствия...  Вы  мне  так
  помогли, доктор! Сколько я вам должен?
     Когда он ушел,  я взял с полки тетрадь и подумал, что неплохо
  бы записывать в нее что-то вроде истории болезни каждого из  по-
  сетителей.
     Я привычно попытался отвернуть обложку в сторону и вдруг  за-
  метил, что просто раздираю корешок.
     - Черт побери,- сказал я,- у меня же это только  что  получа-
  лось!
     Я повесил на дверь табличку "Закрыто" и  двое  суток  пытался
  вспомнить алгоритм открывания книг. Безрезультатно.
     "Что ж,- подумал я,- в конце концов, не такой уж полезный на-
  вык. Переживем".

                  Посетитель #2 / 5 апреля, 9.30 /.

     Это было  легкое  и  невинное  создание с пронзительно синими
  глазами. Оно впорхнуло в кабинет, вдруг смутилось и робко подош-
  ло ко мне.
     - Садитесь,- сказал я и заметил на ее щеках нездоровый  румя-
  нец - наверно,  искусственный. Я послюнявил палец и провел им по
  ее лицу. Румяна размазались.
     - Что это... вы?- удивленно спросила она.
     - Ничего,- ответил я.- Так,  проверил одну  свою  догадку.  Я
  слушаю. Какие у вас проблемы?
     - Проблем-то  никаких,- ответила  девушка.-  Я  просто   хочу
  кое-что узнать.
     - Я готов ответить на любой ваш вопрос,- сказал я.
     - У  меня  есть одна такая...  привычка,- начала она,  сделав
  грациозный жест рукой.- Мне кажется,  это не  совсем  нормально.
  Моя подруга,  студентка биофака, порекомендовала мне вас. Видите
  ли, я  учусь на отделении математики и очень люблю оперировать с
  числами.
     - Кого оперировать?- переспросил я.
     - Да,-  ответила Студентка.- И когда я иду или сижу или стою,
  а бывает,  еще и лежу,  или,  может быть, плыву - неважно, лицом
  вниз или вверх,  главное, чтоб была вода, солнце, пальмы... А вы
  были когда-нибудь в Ялте?
     - Не был,- ответил я.- И что же вы делаете во всех этих поло-
  жениях?
     - Ну, многое,- она задумалась.- Бывает, что я сплю... Бывает,
  что я читаю или на спицах вяжу. А вы не вяжете на спицах?
     - Нет,- ответил я.- Но давайте перейдем к делу.
     - Чего это вы?- удивленно спросила она.
     Я отдернул руку от ее юбки и пробормотал:
     - Так... Еще одна глупая мысль.
     - Ну да,- сказала она,- я вспомнила.  Так бы я,  конечно,  не
  пришла, но эта привычка очень раздражает мою подругу - она  ведь
  с биофака.
     - И что же это за привычка?- спросил я,  попробовав на зуб ее
  браслет.
     - Я очень люблю считать,- медленно и тягуче заговорила  она.-
  Иногда я считаю железнодорожные вагоны,  если вижу, что идет по-
  езд, или лампы на потолке...
     - Так,-  я начал кое-что понимать.- И если вы попадаете в но-
  вую обстановку, вы пересчитываете в ней все заметные предметы?
     - Ага,- сказала она.- Вот теперь я и вас сосчитала.
     Я постучал пальцами по ее груди:
     - Я  знаю,  в чем дело.  Вы слишком верите в математику.  Это
  неправильно. Не делайте из нее абсолюта. Будьте более диалектич-
  ны. Вот, например, сколько в этой комнате углов?
     - Четыре,- убежденно сказала она и отняла у меня свою  сумоч-
  ку, которой я собирался прихлопнуть таракана.
     - Не будьте так уверены,- сказал я.- Предположите,  что их не
  четыре. Если вы допустите, что их больше или меньше, то их коли-
  чество станет вам просто безразлично.
     - Но как же?- спросила она.- Ведь я точно знаю,  что их четы-
  ре. Разве нет?
     - Вы ошибаетесь,- сказал я.- Возможно,  их и больше.  Давайте
  встанем.
     Мы встали.
     - Посмотрите вон на тот угол.  Считайте - раз. Повернитесь на
  90 градусов. Еще один угол, не правда ли?
     - Да,- согласилась она,- два угла.  Но там и еще есть, я пом-
  ню.
     - Правильно,- я повернул ее еще.- Вот это угол номер три. По-
  вернитесь. Это - четвертый. Так. Если вы теперь повернетесь сно-
  ва, то увидите угол, следующий после четвертого - то есть пятый.
     - Но их же было четыре,- припомнила Студентка.
     - Как четыре?- удивился я.- Мы четыре уже пересчитали.  Это -
  пятый.
     - Ой, да, что это я?- пробормотала она и начала считать даль-
  ше:
     - Шесть, семь... Ой, а восьмой какой красивый... Девять...
     Я водил ее по кругу, следя, чтобы она не спотыкалась, и помо-
  гал отыскивать  следующий  угол.  Через пару тысяч углов мне это
  здорово надоело.
     - Между  прочим,-  сказал  я,- у этого дома снаружи углов еще
  больше. Вы не хотите пересчитать?
     - Да,-  сказала  она,- но ведь для этого надо выйти,  а дверь
  осталась между первыми двумя углами.
     - Вы  думаете,  что в этой комнате одна дверь?- улыбнулся я.-
  Вон, видите,  после угла номер две тысячи сорок  семь  еще  один
  прекрасный выход.
     - Вижу,- сказала она и вдруг вцепилась мне  в  руку:-  Ой.  А
  вдруг там тигры?
     - Там нет никаких тигров,- ответил я.
     Она вздохнула и направилась к двери.
     Я постучал молоточком:
     - Вы бюстгальтер на столе забыли!
     - Спасибо,- сказала она, сунув его под каску, и ушла.
     Потом я не раз ее встречал около нашего дома с микрокалькуля-
  тором в руках. Взгляд ее блуждал, а губы чуть шевелились, и, ес-
  ли подойти поближе, можно было разобрать:
     - Девять миллиардов шестьсот сорок три миллиона двадцать  ты-
  сяч семьсот шестьдесят один угол... Девять миллиардов ...- и так
  далее.
     Кстати, она мне очень понравилась,  и когда мне совсем нечего
  делать,  я начинаю считать крокодилов на потолке. Но обычно кон-
  чаю на первом же десятке, чтобы не стало слишком страшно.

               ...Посетитель #17 / 6 апреля, 20.43 /.

     Он был  так похож на бездомную собаку,  что его хотелось уку-
  сить за нос.  Я сразу его спросил,  что ему от меня нужно, а он,
  сволочь, попытался вывернуться:
     - Мне и моя жена говорит,  что я очень доверчивый.  Мне  ска-
  жут -  я и делаю.  Как же я могу отказать человеку,  когда знаю,
  что могу ему навредить,  если не сделаю? Вот я и делаю, что про-
  сят.
     - Ма-алчать!- крикнул я.- Режьте себе палец.
     Он вздохнул и отрезал.
     - Ну зачем вы это сделали?!- вскричал я.- Вы что, не понимае-
  те, что без пальца вам будет хуже?
     - Понимаю, сказал он,- но вдруг вам очень нужен мой палец?
     - Мне не нужны ваши пальцы!- сказал я.- Режьте следующий.
     Он отрезал и обиженно заморгал глазами:
     - Ну как же,доктор...  Я же Скрипач,  я же без  пальцев  ник-
  то... Ну как же вы,доктор...
     - Так зачем же вы их режете?- не понял я.
     - Ну вам же лучше знать,  что мне делать,- оправдывался  он.-
  Вы же доктор...
     Короче, я смог его убедить только после того,  как  на  столе
  была свалена кучка из пятидесятиодного окровавленного пальца.
     Когда он ушел, я приставил назад те пальцы, которые идентифи-
  цировал как свои и подумал, что мне пора бы отдохнуть. Те немно-
  гие пациенты,  которых я уже принял, платили мне щедро, не жалея
  ничего  из  своего  имущества.  Бизнесмен  с проблемами в желуд-
  ке, например, подарил мне все свое состояние, когда я убедил его
  уйти в монастырь.  Я уже купил себе виллу, тройку лошадей, брич-
  ку, несколько кубиков Рубика и даже  электрическую  розетку  для
  голубой двухштырьковой вилки.

                                ...

            Посетитель #760 / какое-то июня, 9.99 утра /.

     Он вошел и с улыбкой посмотрел на меня.
     - Что-новый хозяин-надо?- спросил я, спустив ноги со стола.
     - Как  вам  сказать...-  он  снова осклабился.- Я зашел,чтобы
  просто обменяться опытом.  Я - психиатр,  и много слышал о ваших
  успехах в этой области.  Больные валят к вам валом... Впрочем, я
  кое-что уже понял, взглянув на ваши ноги.
     - А  что ноги?- удивился я.- Я просто кроссовки наизнанку на-
  дел.
     - Вот-вот,- сказал он.- Я дам вам хороший совет. Если работа-
  ете с больными - неважно,  шизофрения это или просто неофашизм -
  надевайте хотя бы марлевую повязку. Все это такая зараза...
     И он растворился в воздухе.

                          Посетитель #761.

     Когда она вошла, я испугался. Впрочем, я сообразил почти сра-
  зу,  что  она  меня вряд ли узнает в защитном костюме,  крагах и
  противогазе.
     - Здесь раньше жил мой муж,- сказала она.- Вернее,бывший муж.
  Вы не знаете,куда он переехал?
     У меня задрожали руки.
     - Случайно знаю,- прошептал я.- Он купил виллу за городом.
     - Интересно,на какие деньги,- горько усмехнулась она.- А вы -
  доктор? От чего вы лечите?
     - Я  лесной доктор,- сухо ответил я.- Мне кажется,  вы чем-то
  расстроены. И кажется, я могу вам помочь.
     - Вряд  ли,-  сказала она.- Мне теперь даже небо кажется чер-
  ным. И дома качаются от ветра...
     - Да посмотрите в окно!- закричал я.- Вдохните воздух!
     - Он пахнет только дымом,- возразила она.
     - Нет,-  сказал я.- Он пахнет рекой и лесом.  И небо на самом
  деле желтое. Ну кто вам сказал,что этот цвет - черный? Называйте,
  как хотите.
     Она чуть улыбнулась.
     - А дома... Почему они качаются?
     - Они же растут,- сказал я.- Но скоро они станут  большими  и
  окрепнут. И  все  вокруг  станет яркого солнечного цвета - тако-
  го, как у крон деревьев, у этого неба, у воды, у сияния звезд...
  Вы верите мне?
     - Да,- сказала она.- Я вижу.  И верю.  Но все же - дайте мне,
  пожалуйста, адрес моего мужа.
     Я продиктовал ей адрес своей виллы.

                                ...

     Вечером, когда мы  с женой уже поужинали и о многом поговори-
  ли, она вдруг спросила меня:
     - А как ты думаешь, какого цвета небо за окном?
     - Желтого,конечно,- улыбнулся я и почувствовал,  как она при-
  жалась щекой к моему плечу:
     - Только ты меня понимаешь. Спасибо.
     Мне показалось, что тигр в двери тихо ухмыльнулся.
     - Не подсматривай,- сказал я ему. Он исчез.
     - Ну вот,- сказал я жене,- он, наверно, обиделся.
     - Не  переживай,-  сказала  она,-  тигры всегда возвращаются.
  Ведь теперь мы всегда будем вместе - ты, тигр и я?
     - Конечно,- и я запустил руку в ее густые черные волосы.