Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2005 годов


                              Фламинго


     Жил человек.  Веселый  был,  добрый.  И даже звали его Степан
  Ованесович.
     А над дверью у него висела веревочка. Те, кто приходил к нему
  первый раз,  за нее дергали.  Но дверь не открывалась.  А  потом
  спрашивали у хозяина: "Зачем у вас эта веревочка?" А он говорил:
  "А просто так".  И тот,  кто второй раз приходил,  уже ничего не
  дергал, а просто в звонок звонил.
     И цветы у него на окнах были. В горшках, разноцветные, много.
  И еще холодильник на кухне стоял. Белый-белый.
     Но вот почему-то Степан Ованесович вдруг сел и чай стал пить.
  Пьет и смотрит в окно.  А за окном - дом, пятиэтажка. А на крыше
  дома две птицы танцуют.
     - Фламинго,- думает Степан Ованесович.- Розовые.
     Очень они душевно танцевали.  Ему их даже жалко  стало  -  на
  улице ведь мороз, снег, а тут - поди-ка - фламинго.
     - Непорядок,- решил Степан Ованесович.- Что ж хозяин за такой
  красотой-то не смотрит?
     И пошел выяснять,  кто же является,  так сказать,  владельцем
  этой красоты.
     А на улице шарики летают, самолеты и просто отдельные личнос-
  ти - праздник, наверно.
     А на скамейке дед Ахрип сидит. Или Архип, точно не помню.
     И вздыхает он:
     - Вот ведь оно как... Жизня-то пошла!
     Подошел к нему Степан Ованесович, спросил:
     - А вы не знаете, Ахрип Баадурович, чьи это птички?
     - Голуби-то?
     - Нет, какие голуби... Вот те, розовые, что на крыше танцуют.
     - Кхме,- сказал дед Ахрип.- Оно,  конечно, любая тварь ничья,
  кроме как божья,  но только сдается мне,  Степан Ованесович, что
  птички вам мерещатся. Иллюзия какая-нибудь, а то и вовсе мираж.
     - Как же?- удивляется Степан Ованесович.- Разве же вы не  ви-
  дите -  две красивейших штучки с четырьмя в общей сложности нож-
  ками, розовенькие такие.
     - Нет,-  отвечает  дед Ахрип,  а сам тем временем валенок вя-
  жет.- Ничего я там не вижу. Токмо снег.
     - Да что ж это?- не понимает Степан Ованесович и уж по сторо-
  нам поддержки ищет.
     И видит  -  сидит на антенне телевизионной Руфина Айвазовна и
  жарит арбуз.
     - Руфина  Айвазовна!- крикнул Степан Ованесович.- Вы там сов-
  сем поблизости. Не видите ли вы около себя какой живой материи?
     Руфина Айвазовна в бинокль туда-сюда зыркнула и отрапортовала:
     - Никак нет, гражданин подследственный. В радиусе двух гекто-
  литров никаких биологических объектов, окромя человеческой циви-
  лизации, не наблюдается.
     Степан Ованесович уж и себе не верит.  За руку ущипнул, глаза
  протер - все равно танцуют проклятые птицы.  И ведь здорово тан-
  цуют! Никакой Эйнштейн так бы не станцевал.
     - Да я же их вижу!- крикнул он.- Граждане!  Ну разве ж их не-
  ту? Вон, вон они - в натуральности!
     Вышли из-за угла граждане. Посовещались.
     - Не заметно что-то,- говорят.- Видимо,  нет там никого. А вы
  бы, товарищ тоже гражданин, пошли бы вздремнуть годик-другой.
     - Эх вы,- сказал Степан Ованесович,- такие розовенькие...
     И спать пошел.
     А утром его человек разбудил с книжечкой.
     - Вы,- говорит,- видели двух розовых птичек?
     - Видел,-  говорит  Степан  Ованесович.-  И сейчас вижу - вон
  они, на пятиэтажке.
     - Танцуют, стало быть?
     - Танцуют.
     - А я почему не вижу?
     Степан Ованесович плечами пожал:  не знаю,  мол.  Феномен тут
  какой-то.
     А человек-то с книжечкой лыбится и вопрос коварный задает:
     - А что это у вас там за веревочка на двери?
     - А просто так.
     - А-а,  понятно,-  говорит  человек  с книжечкой и в книжечку
  "птичку" ставит.
     Короче, увезли  Степана Ованесовича на всестороннее психичес-
  кое обследование. И новых жильцов в его квартиру вселили.
     А самочка фламинго сказала своему кавалеру:
     - Большое мерси за приятное времяпрепровождение, только у ме-
  ня что-то в груди шкворчит,  и вообще,  я сегодня не в форме. Не
  проводите ли вы меня к месту моего проживания?
     И фламинго-самец  обнял  ее крылышками и по лестнице вниз по-
  вел, во двор.
     Зашли они в гардероб, он ей пальто помог надеть и фуражку.
     А потом они на автобус пошли.
     А дед Ахрип съел стакан семечек и тоже домой пошел. В недовя-
  занном валенке.
     Вот ведь оно как бывает-то.  Жизня-то пошла,  э-эх! А фламин-
  гочку молоденькую,  между прочим, в больницу положили с воспале-
  нием легких. Так что, граждане, со здоровьем не шутят. И перышки
  чистить надо очень даже регулярно. И на морозе от танцев босиком
  воздерживаться.