Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов



                                Исход
   

   - Ну что же... С записками все... Я прочитал свои новые рассказы
и рассказал о творческих планах. Думаю, на этом мы закончим. Было
очень приятно встретиться с вами.
   Зазвучали аплодисменты. Я поклонился и начал складывать бумаги в стопку.
Понесли цветы. Книги на подпись. Я принял пару букетов, поцеловал в щечку
девушку с синими губами и щелкнул ручкой, выдвигая стержень. Фантазия
на автографы сегодня явно подкачала.
   "На добрую память, А.В.Гурский".
   "С наилучшими пожеланиями, Гурский".
   "С восхищением, Гурский".
   "Всего. Гурский".
   "Гурский".
   "Гурский".
   "Гур" с росчерком, изображающим фигу.
   Кажется, все. А нет, еще одна. Ярко-красный костюм с короткой юбкой.
На голове прическа, напоминающая каре, только растрепанная. Взгляд дикий.
   - Вот,- и она протягивает мне книгу Александры Марининой.
   - Что это? - спрашиваю я.
   - Распишитесь,- она раскрывает ее на переднем форзаце и буквально тычет 
мне в нос.
   - Но это не моя книга,- вяло возражаю я.
   - Понятное дело, моя. Подпишите только.
   Похоже, спорить было бесполезно. Я занес над форзацем ручку.
   - Напишите, пожалуйста, так: "Дорогой Людмиле от Игоря". И подпишитесь:
"Юлиан Семенов".
   Я поднял глаза. Она не шутила.
   - Послушайте... - пробормотал я.- Я не Юлиан Семенов.
   - Но другим же вы подписываете! - она было явно удивлена. 
   - Но я же свою подпись ставлю, а не Семенова. И... при чем тут Игорь,
если подписываю я?
   - Игорь здесь абсолютно ни при чем. Просто один мой знакомый, Алексей -
друг Игоря, и у них завтра свадьба.
   - У кого свадьба? У Алексея с Игорем?!- я начал злиться.
   - Да нет же. У невесты Алексея с женихом Игоря... То бишь не Игоря,
а его подруги. Вы меня совсем запутали!- она начала лохматить свою прическу
обеими руками, а глаза забегали из стороны в сторону.
   - Чего вы от меня хотите?!- спросил я.
   Она немного успокоилась.
   - Да от вас ничего. Я хочу, чтобы Алексей вышел замуж за свою невесту, 
а Игорь...
   - Женился,- поправил я.
   - Кто женился? Это вы к чему? 
   - Игорь не может выйти замуж. Он мужчина,- пояснил я, стараясь не выйти
из себя.
   Она вздохнула, и правый глаз ее улыбнулся, а левый наполнился слезами:
   - Да какой он мужчина... Просто тряпка. Чуть только подвернулась 
вертихвостка с длинными худющими ногами, он сразу меня и бросил.
   - Людмила, послушайте...
   - Как вы смеете?! - она побагровела.- Я не Людмила. Это она
- Людмила.
   - Простите. Я не хотел вас обидеть. Я тороплюсь.
   - Да вы понимаете, что от вас зависит чья-то жизнь?!- она хлопнула 
книгой мне по лбу, да так, что у меня потемнело в глазах.
   - Чья... жизнь?- промямлил я.
   - Моя жизнь, конечно! Ведь если Баадур узнает...
   - Ка... кой Баадур?
   - Мой муж. Он, понимаете ли, не вполне здоров, и готов
совершить любую глупость. - Она стала усиленно тереть пальцем глаз,
размазывая тушь по щеке.- Он уже прирезал мою кошку за то, что она легла
мне на колени!
   - Знаете, я очень устал. Мне нехорошо... Что написать?
   - "Дорогой Людмиле..." Или нет, лучше: "Моей единственной Людмиле
от Игоря". И подпись: "Юлиан Семенов".
   - Сейчас... - смирившись, я снова занес ручку над книгой, однако рука 
не слушалась.- Но почему на книге Марининой?!
   - Да она же ненавидит Маринину! - воскликнула не Людмила.- Видите ли, 
профессор... Мы все очень любим слушать вас по радио. Я включаю его на 
полную громкость, и все сразу прибегают, радуются. Даже соседи в стенку 
стучат! Когда вы поете свою песню про Моисея, вот эту,... - она широко 
разинула рот и запела густым басом:
                    Go down, Moses, 
                    Let my people go...
   - Г... г... гражданка,- произнес я.- Ддавайте ннне будем ппеть.
Может быть, я лучше на сссвоей кккниге распишусь. У меня есть...
   - Нет! Не хотите на этой книге - пишите здесь! - Она рванула
рукой борт пиджака, с него отлетели пуговицы, и мне открылась
ее розовая грудь. Даже две. Лифчика под костюмом не было.
   - Ччччто вы делаете?! - я от страха хотел залезть под стол, но там
оказались ее ноги в прозрачных колготках, и мое сердце забилось еще 
сильнее. Я стал шарить по карманам в поисках валидола.
   - Напишите: "Моей драгоценной Людмиле от Лелика..."
   - От Ле... лика? Только что же был Игорь...
   - Это неважно... Напишите.
   - Ну хорошо, хорошо... - я нечаянно проглотил таблетку валидола и
постарался взять себя в руки.- Ппподвиньтесь ппппоближе.
   Я начал выводить на ее левой груди букву "М", но ручка скользила,
а пальцы мелко тряслись...
   - Ты что делаешь, дарагой? - спросили сверху.- Это моя жена,
мэжду прочим.
   Рядом со мной стоял, уткнув руки в боки, детина метров двух с усами 
и в кепке. Он смотрел мне в лицо, и в его взгляде я почуял недоброе. Но 
подумать об этом не успел, потому что меня схватили за галстук и пару раз 
съездили в челюсть. 
   Раздался свисток милиционера.
   - Лейтенант Иванов,- отчеканили небритые губы под козырьком.- Граждане, 
в чем дело?
   - Генацвале, уйды, а... - ласково сказал Баадур лейтенанту.- Па-харошему 
прошу. Не видишь, мужчыны хатят пагаварыть...
   - Вот вы,- милиционер ткнул в меня пальцем.- Объясните, что здесь 
происходит.
   - Вввидите ли, в чем дело... - пробормотал я, сплевывая зубы.- Вот эта 
жжженщина ппппрошила меня наппппишать, что она Людмила...
   - Он врет! - завизжала женщина в красном, срывая с себя юбку и оставаясь
в черных плавках с надписью "GreenPeace".- Я не Людмила, я Венера! Вот мой
паспорт!
   - Так-так. Паспорт на имя Зайнукидзе Баадура Степановича... Граждане,
пройдемте.
   - Я шейчаш все объяшню,- забеспокоился я.- Я не Юлиан Шеменов!
   - Разберемся... - Иванов вытер пот со лба и достал пистолет.
   Я покорно побрел вместе с Баадуром, Ивановым и Венерой в отделение.
По дороге я пытался рассказать также про Игоря, Лелика, Алексея и Моисея.
Я размахивал руками, заикался, шепелявил и рвал на себе волосы, но лейтенант 
Иванов меня, похоже, не слушал. Он шел и шел вперед. Днем его окружал 
облачный столб, а ночью - огненный.

                                        22 июня 2000 г.