Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов


                        Электросказка


                              1

     Я - синяя настольная лампа.  Если вы воткнете мой шнур  в
электрическую розетку,  я, может быть, зажгусь. Все зависит от
моего желания, ведь я - капризная лампа. Впрочем, одного жела-
ния мало.  Необходимо еще ввинтить в мой патрон лампочку. Если
же я зажглась,  вы спокойно можете садиться за стол  и  читать
свои лекции  по  экономике.  Мой  свет  не дрогнет и не станет
тусклее - если меня не злить. Я не люблю, когда меня обижают и
могу даже пережечь спиральку в вашей драгоценной лампочке, ко-
торую вы только что установили в мою раскрытую пасть.
     Терпеть не  могу,  когда меня двигают по столу.  Я просто
трясусь от злобы, а могу и ударить током.
     Но током бить некого,  и некому воткнуть вилку в сеть.  Я
одна. Я хочу есть.  Я слезаю со стола и становлюсь Алексеем  -
пожирателем трупов.
     В холодильнике - омертвевшие куски говядины. Ими я и зай-
мусь...
     Дождь за окном.  Неохота быть плащом или зонтиком-автома-
том. Лучше  -  электрокамином и хранить в себе тепло электрод-
ров...
     Звонят в дверь.  Придется временно исполнять роль швейца-
ра.
     За дверью  девушка с чемоданом и огромной кожаной сумкой.
Мокрые волосы.  Красная "дутая"  куртка  и  синее,  до  колен,
платье под ней.
     - Здравствуйте.  Извините, я тут приехала к вашему соседу
напротив, а его нет... Можно, я занесу к вам вещи ненадолго?
     - Конечно. Вообще-то у меня чай почти готов. Не хотите?
     Она колеблется.
     - На улице холодно,  мокро и противно,- утверждаю я.- Она
откидывает вбок  напитанные влагой волосы и,  наконец,  улыба-
ется:
     - А может, и правда зайти? - и делает шаг внутрь.
     Я вспыхиваю разноцветными огнями.  Они бегут от  верхушки
по всем моим зеленым веткам. Я помогаю ей снять куртку и подх-
ватываю внутрь своей  кабины,  поднимая  вверх.  Она  нажимает
кнопку третьего  этажа.  С  ее  ног  одна  за  другой  слетают
хрустальные туфельки.
     Я останавливаюсь на третьем этаже, распахиваю свои двери;
она выходит и нерешительно замирает у входа в огромный  темный
зал.
     - Не бойтесь,- говорю я.  - Когда я рядом,  тьма  вас  не
тронет. Зато  в  другом конце этого помещения - чашка горячего
чая. Неужели вы не хотите попробовать?
     Я взлетаю  ввысь,  не забыв воткнуть шнур в розетку.  Я -
электрический излучатель света, блестящий и дышащий теплом. На
экране моего левого кинескопа - информация о дальнейшем пути.
     Я стучу электронами по люминофору, выбивая на экране над-
пись:
     - Идите вперед.
     Она делает неуверенный шаг.
     Над ее головой вспыхиваю я, охватывая ее светом и пригла-
шая войти.
     Она улыбается:
     - И где же ваш чай?
     Я наврал. Чая, еще, собственно, нет. Есть только море во-
ды, я и электрическая розетка.  Но ради нее я готов вскипятить
море за пару ничтожных секунд.
     И вот  уже клубится пар,  поднимая ее в безоблачную синюю
высь, не обжигая,  а всего лишь лаская своими теплыми  мягкими
лапами. Я  вынимаю  кипятильник  за  длинный  хвост  провода и
воспаряю к ней.
     - Кажется, мы хотели пить чай,- напоминает она.
     - Ах, чай...-я улыбаюсь и незаметно щелкаю  тумблером. Из
бункера высыпаются  тонны чая,  и его благоухание ее,  похоже,
умиротворяет.
     Она берет свою чашку, кладет в нее сахар и ВЗДЫХАЕТ.
     Что такое? Я встревожен. Я вынимаю вилку из сети.

                              2

     Оксана медленно помешивала ложкой чай, глядя в стол, пок-
рытый сероватой клеенкой.
     - С  чем будете пить?  - спросил Алексей,  отодвинув свою
табуретку.
     - А что есть?
     - Сухари есть,- сказал он,  раскрыв створки щкафа.- Можно
бутерброд с маслом сделать. О! Колбаса есть.
     - Давайте лучше с сухарями.
     Алесей достал целлофановый пакет сухарей,  развязал его и
поставил на стол, под висящую на столе хлебницу.
     - А зачем вам сосед?  - спросил он, подсаживаясь снова за
стол.- Вы его родственница?
     - Племянница.
     - А, ясно. Приехали навестить?
     - Нет, я проездом. В институт.
     - И где же такие симпатичные учатся?-  в  глазах  Алексея
пробежала яркая  искорка,  он отхлебнул из чашки и чуть не об-
жегся.
     - Какая разница? И вообще, я не люблю бесплодных разгово-
ров,- она казалась недовольной,  но тут же снова улыбнулась: -
Хорошо. Мягкие сухари.
     - А про сухари -  не  бесплодный  разговор?  -  настаивал
Алексей.
     - Про сухари -  это  нейтрально,-  ответила  Оксана.  Она
умудрилась выпить уже полчашки!
     Руки Алексея дрожали.  "Пальцы - иссохшие и тощие,  как у
старика",- отметила про себя Оксана.
     Долгое неловкое молчание.
     - А вы любите смотреть телевизор?  - спросил он наобум. И
сразу понял, что вопрос глупый.
     - Зависит от того, что показывают.
     ОНА УЖЕ ВСТАЕТ!
     - Спасибо за чай.
     Алексей растерянно провожает ее до  двери.  Она  надевает
куртку. Он  опускает  глаза и неожиданно замечает...  электри-
ческую розетку.

                              3

     Она вскрикнула,  увидев  впереди  вместо прихожей длинный
коридор.
     - Что это значит?
     - Я не хочу, чтобы вы уходили.
     - Уберите это!
     - Хорошо,- я усмехаюсь и нажимаю все кнопки разом.
     Схлопываются автоматические двери позади и впереди нее, а
эскалатор с сумасшедшей скоростью едет вниз.
     - Остановите!- кричит Оксана.
     - Хотите еще чаю?
     Впереди - кипящее море коричневого напитка.  Оно заливает
уходящие вглубь ступени эскалатора и накатываатся волной.
     Оксана роняет сумку,  которая катится,  рассыпая содержи-
мое, и уползает в горячий ад.
     Оксана бежит вверх, но ступени все едут и едут навстречу,
и я чувствую, что скоро ее силы иссякнут.
     - Чего вы хотите от меня?
     Я останавливаю эскалатор, и она тут же обессиленно падает
на ступени.
     - Уже ничего,- говорю я.- Вы мне надоели.
     - А если я все же попью с вами чаю?
     - Вы хотите попробовать еще раз?  Ну что ж,  давайте.  Но
бесполезно - вы уже дотронулись пальцем до моей язвы.  Вы раз-
бередили мое воображение, Оксана.
     - Отпустите меня.
     - Ну уж нет!- произношу я электрическим голосом, и от мо-
их зубов отлетают искры.- Попробуйте вынуть штепсель из розет-
ки.
     Вон он,  манит  ее и зовет к себе - совсем близко.  Стоит
только сделать пару шагов,  легонько дернуть за провод.  Но  я
знаю - она не сможет этого сделать.
     Она приближается к вилке, еще не чувствуя подвоха. Но фо-
тоэлемент отмечает ее появление, и вся комната ухает вниз, а я
хохочу:
     - Где вы? Ау! Все еще хотите выключить меня?
     Оксана вскакивает с пола о осматривается. Кругом темно.
     - Это все потому, что меня нет рядом с вами!- кричу я.
     Она не отвечает,  а щупает стену рядом с собой - и отдер-
гивает руку. Это мое прикосновение - напряжение в 220 вольт.
     Но такие игры неинтересны;  я протягиваю ей руку помощи -
тоненький лучик света через весь пол.  Она идет по нему, недо-
верчиво наступая на пол ногами,  и вот уже снова видит впереди
голубого цвета вилку - предмет ее мечтаний.  Она готова выдер-
нуть ее из розетки...
     И тут сверху падает,  разматываясь, огромный моток прово-
да. Ничего не поймешь в мелькании искр, шипении разрядов, дыме
плавящейся изоляции.  И Оксана уже не Оксана,  а лишь электри-
ческий разряд,  летающий в сплетении медных витков. Вот и все.
Она утекла  в провод и теперь я сделаю с ней все,  что захочу.
Например, вот так...
     Я втыкаю провод в антенное гнездо телевизора. На экране -
она, плоская,  как фотография.  Мне это кажется забавным.  Она
злится и стучит по экрану с обратной стороны.
     Я довольно улыбаюсь:
     - Сидите,  сидите, гражданка. Подожду, пока вы одумаетесь
и согласитесь-таки побыть со мной еще немного.
     Звонок в дверь. "Ну кто там еще?"- думаю я. Электрические
замки открываются, и я вижу человека в солидном костюме.
     - Здравствуйте,  гражданин  Киндер,-  говорит  он.-  Я  -
представитель Московской станции энергетических ресурсов.  Ре-
комендую вам  уменьшить потребление электроэнергии.  Ознакомь-
тесь со счетом за последний месяц.
     - Я  оплачу,-  говорю ему я и уже запускаю в действие пе-
чатный станок на кухне,  благо это всего лишь несложный двоич-
ный сигнал по кабелю.  Ползут по столу новенькие тысячерублев-
ки. Он забирает деньги и удовлетворенно кивает:
     - Хорошо. Но станция должна вас предупредить: из-за повы-
шенного расхода вами энергии произошла небольшая авария, в ре-
зультате чего  в ближайшие пять минут в сети произойдет скачок
напряжения. Во  избежание  порчи  электроприборов  рекомендуем
выключить их ненадолго.
     Он исчезает. Я в панике. Может быть, временно поставить в
цепь резистор? Прибор-нагрузку? Стабилизатор напряжения?
     И тут я понимаю интересную вещь - моя пленница в  телеви-
зоре погибнет.  А если я выдерну свой шнур,  то останусь в жи-
вых. Замечательно. Голубая вилка послушно выпадает из розетки.
Я мертв. Но лишь на время - чтобы переждать опасность.

                              4

     Оксана оттолкнулась ногами от  разгоняющего  электрода  и
выставила вперед руку с массивным браслетом.  Изнутри кинескоп
разбить легче, чем снаружи...
     Осколки летят навстречу,  и Оксана закрывается от них ру-
кой. Пьянящий вакуум сменяется свежим воздухом.
     Оксана выбирается из корпуса телевизора, стряхивает с рук
электрические разряды и приближается к телу Алексея.  В ее ру-
ках -  голубая  пластмассовая  вилка.  В розетке - напряжение,
кратковременно поднявшееся до 380 вольт...

                              5

     Мой мозг озарила вспышка. Я метаюсь по полу, сыплю оскол-
ками разлетающихся индикаторов и изрыгаю дым. Пара взрывов - и
меня разносит в клочья. Электроны - сотня злых муравьев, кото-
рые больно кусают мои останки,  делая  невыносимыми  последние
мгновения моего существования. Я умираю. Нити накала постепен-
но остывают.
     Конец - и неужели навсегда?

                              6

     - Ой! Племяшка! Ты приехала-таки. Ну, здравствуй.
     - Здравствуйте,  дядя Петя.  Я только на денек - завтра у
меня поезд.
     - Ну, проходи, проходи. Давно ждешь-то?
     Они входят в квартиру. Петр Алексеевич вытирает ноги.
     - Нет, только что. Еще не решила, куда идти, пока вас нет.
     - А что сумка у тебя мокрая?
     - ...Да я под дождь попала,- Оксана виновато улыбается.
     - Ого!- восклицает Петр Алексеевич и разводит  руками:  -
Да тут такая была гроза! Ветер - даже столбы по дороге повали-
ло.
     - Скажете вы, дядя Петя... Так, легкий дождичек.
     Он неожиданно принюхивается, брезгливо наморщив нос:
     - Откуда это разит? Запах, будто жгут чего.
     Дядя Петя выглядывает на лестницу.
     - Наверно, у твоих соседей телевизор сгорел,- предполага-
ет Оксана.
     - Ну и Бог с ним,- говорит Петр Алексеевич,  наконец зак-
рывая дверь.- Странный он человек.- Он на мгновение  задумыва-
ется и поясняет: - Сосед то есть.
     Он наливает в чайник воду и ставит его на плиту.
     За окном все еще моросит дождь,  а вдали сверкают вспышки
молний, похожие на длинные сухие пальцы.
     Потом доносится гром, и Оксане ясно слышатся в нем слова:
"ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР".

Октябрь 1992, Москва.