Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов

                              День
                       (обыденная трагедия).

                                     Он очень любил леденцы
                                и потому всегда ходил с огромным
                                куском льда за щекой. Его звали
                                Ледорубом и презирали за то,
                                что он отзывался на это прозвище.
                                   А. Харитонов-Курский.
                                           "Жизнь Ромашова".

                                 1

     Сегодня Володя весь день учится.  Сидит за столом, уткнувшись
  битый час  в одну и ту же страницу Ландафшица и что-то бормочет.
  Завтра у него экзамен.  Сегодня ему ничего не  лезет  в  голову.
  Значит, завтра,  после экзамена,  он будет злой, лохматый и про-
  тивный.
     Он и  сейчас  уже внутренне бесится.  Вот-вот.  Сейчас скажет
  что-нибудь.
     - Константин!- говорит Володя.
     - Что?- отзываюсь я.
     - Сколько букв "м" в слове "дилеммма"?
     - Две.
     - Неправильно. Это в "дилемма" две, а в "дилеммма" три.
     Я хмыкаю. Не понимаю я его шуток.
     - Кстати,- говорит он,- насчет дилеммы...  Мы отдали кастрюлю
  в комнату 203. Так?
     - Ну, так...- я уже чую какой-то подвох.
     - Ты отдавал?
     - Я.
     - Они не вернули.
     - Ну, я схожу сейчас...
     - Не сходишь. Они уехали в Серджинск на два дня.
     - И что?
     - Ищи кастрюлю. И картошку вари.
     - Почему я?
     - А кто?
     Если я начну спорить,  то Володя в конце концов надуется и не
  будет со мной разговаривать по меньшей мере неделю.  В общем-то,
  это совпадает с моими желаниями, но мне не хочется его огорчать.
     - Ладно,- говорю я.- Схожу за кастрюлей к кому-нибудь. Только
  солить ты будешь. Я не умею.
     - А ты вообще что-нибудь умеешь?- с издевкой замечает он.
     Перед экзаменом у него всегда такое настроение.
     Иду в комнату 209, к Глотову.
     - Кастрюля есть?- спрашиваю.
     - Есть,- отвечает Глотов за всех.
     - Не дадите до вечера?
     - Дадим. Но до вечера.
     - Так я ж и говорю: "До вечера".
     - Ну, мало ли чего ты говоришь...
     Кастрюля маленькая. Учитывая володины аппетиты, мне ничего не
  достанется. Возвращаюсь в комнату и начинаю чистить картошку.
     - Не скрипи,- говорит Володя.
     - Что?- не понимаю я.
     - Ты ножом по картошке скрипишь, как ногтем по ванной.
     - Ну и что?
     - А у меня экзамен завтра.
     Хочу заметить,  что это его сложности, но сдерживаюсь. Прохо-
  дит пара минут.
     - Ты чего так долго ее чистишь?- спрашивает Володя.- Я  жрать
  хочу, а он издевается.
     Я ложу нож на стол:
     - Ну, чисть сам.
     Володя некоторое время молчит.  Потом говорит,  переворачивая
  страницу:
     - Если не будешь чистить, не будешь есть.
     Это вопрос спорный.  У меня еще есть деньги, чтобы неделю хо-
  дить в столовую.  А еще недели через две,  возможно, будет новая
  стипендия.
     Однако в кастрюле уже лежит пять картофелин.  Что с ними  де-
  лать? Неужели они достанутся этому обжоре?
     - Ты тоже не будешь,- отвечаю я, беру кастрюлю и, закручивая,
  вышвыриваю в окно. Она летит, оставляя внизу деревья, парки, до-
  ма, дворцы и фонтаны, после чего скрывается за горизонтом.
     - Псих,- спокойно ставит диагноз Володя.- А кастрюля, кстати,
  чужая.
     - Мне плевать.
     - Мне тем более.
     Полная идиллия: Володя качается на стуле и ручкой чертит меж-
  ду строчек Ландафшица замысловатые кривульки, а я начинаю кидать
  ножик в дверь. Дверь плотная, ножик в нее не втыкается, но я все
  равно бросаю его снова и снова,  надеясь на то,  что Володю  это
  когда-то выведет из себя.
     Как раз в тот момент, когда я выпускаю нож из рук, дверь рез-
  ко распахивается,  и входит маленького роста девушка с той самой
  кастрюлей, которая все так же до краев заполнена водой.
     Нож, к сожалению, попадает в кастрюлю.
     - Надо стучаться,- замечает Володя.
     Девушка осматривает слегка забрызганные брюки и говорит:
     - Здравствуйте. Кастрюля ваша?
     - Нет,- отвечаю я.- Картошка наша. Кастрюля из комнаты 209.
     - Если я правильно учла силу Кориолиса и боковой  ветер,  она
  вылетела из вашего окна.
     - Вылетела,- отвечаю я.
     Она ставит кастрюлю на стол.
     - Что это вы кастрюлями кидаетесь?
     Я пожимаю плечами:
     - А что это вы их ловите?
     - Ну вот захотела и поймала.
     - Ну вот захотел и кинул.
     Володя громко захлопывает Ландафшица со словами:
     - Здесь не бордель.
     В его устах "бордель" означает чересчур длительное пребывание
  в комнате лица женского пола.
     Я думаю,  что лучше бы из комнаты смыться. Если я не уйду, он
  меня доконает.
     - А как вас зовут?- спрашиваю я у девушки.
     - Аня.
     - А я Костя. Может, сходим куда-нибудь?
     - Зачем?
     - Надо же чем-то заняться.
     - Ну давайте.
     Я меняю тапочки на носки с ботинками, и мы выходим.

                                 2

     Не знаю,  поймете ли вы меня,  если я скажу,  что...  Нет, не
  поймете. Давайте уж лучше ехать дальше.

                                 3

     Все дело в том,  что мимо - неразрывный поток автомобилей.  А
  сбоку от  моего  плеча - Аня,  безразличная и к этой внеплановой
  прогулке, и ко мне, и, в общем-то, к автомобилям.
     Если ее  разбить  на  отдельные кубики,  может быть,  удастся
  что-то понять?
     Глаз - один кубик. Нос - два. Ухо - три. Брюки - 127 кубиков.
  Или 126? Ну вот. Уже не получается.
     - День,- говорю я.
     - Что?- спрашивает она, едва поворачивая голову.
     - День.  Слышите, как он говорит - "день меня, день". Куда бы
  его деть?
     - А что, вам нечего делать?
     - Не помню,- я на ходу достаю еженедельник и читаю:
     1. Поймать трех чапель и одну снежную ящерицу.
     2. Сказать Володе, что он дурак.
     3. Устроить конец света.
     - Кого поймать?- спрашивает Аня.
     - Чапель. Давайте в кино сходим.
     - Ну давайте.
     - А у меня денег нет.
     - И у меня нет. А у вас совсем-совсем нет?
     - Нет,  немного  есть.  Но  не  тратить же на всякие глупости
  вроде кино.
     - Это правильно.

                                 4

     Кто такие чапли? А вы что, не знаете? Тем, кто не знает, и не
  объяснишь... Ну, те самые, о которых я каждый день пишу в ежене-
  дельнике: "Поймано  чапель  0 штук,  снежных ящериц 0 штук".  Но
  иногда как зашуршит что-нибудь в кустах - и думаешь:  "Вот  она,
  чапля".
     - А вам идет эта шапочка.
     - У меня нет шапочки.
     - Э-эх... Не понимаете вы комплиментов.
     Чапель нет.  Володя  остался в общежитии.  Придется исполнять
  третий пункт программы.
     а) Описание  окружающего  пространства  непосредственно перед
  концом света.
     Машины на улице. Анна к северо-западу от меня. Я к юго-восто-
  ку от Анны.  Прохожий дядечка приглаживает рукой лысину.  Где-то
  скрипят тормоза.
     б) НАСТУПАЕТ КОНЕЦ СВЕТА.
     в) Описание  окружающего  пространства  непосредственно после
  конца света.
     Машины на улице. Анна к северо-западу от меня. Я к юго-восто-
  ку от Анны.  Прохожий дядечка приглаживает рукой лысину.  Где-то
  скрипят тормоза.
     - Ну как вам конец света?- спрашиваю я.
     - Ничего,- говорит она.- Только я не Света, а Аня.
     - А вы любите детей?
     - Нет.  Как представлю,  что у меня когда-то будут дети... Я,
  конечно, могу понять, что это долг...
     - Ерунда. "Мать" - это не долг. Это просьба. Разве вы не зна-
  ете, что некоторые глаголы в повелительном наклонении  оканчива-
  ются на мягкий знак?
     ПРИМЕЧАНИЕ. День, ночь, мать, речь, ложь.
     - Давайте хоть на метро покатаемся.

                                 5

     Вот как странно - когда едешь по кольцевой линии  метро,  все
  время проезжаешь одни и те же станции. Над этим стоит подумать.

                                 6

     - Зайдете?
     - Я же к вам сегодня заходила уже.
     - Так то с кастрюлей, а теперь со мной.
     Заходим в комнату и видим Володю. Он стоит на стуле, просунув
  голову в петлю.
     - Добрый вечер,- говорю я.- Я хотел тебе сказать,  что ты ду-
  рак.
     - Я знаю,- отвечает Володя.- А у  меня завтра экзамен.
     - А-а. Так это ты вешаешься?
     - А что, я мешаю?
     - Да нет. Продолжай.
     - Сволочь,- говорит Володя и назло мне слезает со стула.
     А теперь мы с Аней чистим картошку.
     - Что это вы вдруг?- спрашивает Володя.
     - Да ты не волнуйся,- говорю я.- Все равно тебе не хватит.
     Володя хмуро смотрит на меня,  а потом возвращается за стол и
  снова раскрывает Ландафшица.
     - У него завтра экзамен,- поясняю я.
     - Я догадалась.
     Тут дверь распахивается. Заходит Глотов.
     - Ты кастрюлю обещал вернуть,- говорит он.
     - А мы картошку варить хотели,- отвечает Аня.
     - Ничего,- говорит Глотов, вытряхивая картошку вместе с водой
  на стол,- это вы как-нибудь в другой раз.

                                 7

     Анна ушла. Володя начал материться. Можно ложиться спать, что
  я и предлагаю сделать Володе.
     - Я всего три билета из двадцати выучил,- говорит он.
     - А я ни одного,- возражаю я.
     - Так у меня экзамен завтра, а у тебя только послезавтра.
     - Зато завтра я тоже лягу спать рано.
     И через пару минут свет гаснет.
     Я лежу,  закрыв глаза,  и пытаюсь думать.  И тут под кроватью
  кто-то начинает тихо и противно верещать.
     Я  быстро запускаю под кровать руку и вытаскиваю снежную яще-
  рицу.
     Она вертит глазками и обиженно шевелит носом.
     - Все равно никто не поверит,  что я тебя поймал,- шепчу я. И
  опускаю ее на пол.  Она семенит к двери и проползает в щель  под
  ней.
     Ночь... Она тоже просит о чем-то своем: "Ночь меня, ночь". Но
  я не  умею нокать.  Поэтому по ночам просто сплю - до следующего
  дня.