Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов

                             Копыто


                            И зачем люди бьют друг друга по башкам?
                                     Максим Горький. "На дне".

     За окном шел глубокий снег.  Володя поставил на стол  утюг  и
отхлебнул из чайника чай. Чай был несладким, а холодильник рычал и
трясся, как лихорадочный.  Вот тогда-то Володя и решил: пора брать
быка за рога.
     ...Ковбой Джо запрыгнул на лошадь и больно ударился  копчиком
о раму.  Джо  приподнял  стволом кольта край шляпы перед глазами и
отметил, что не видит лошадиной головы,  которая вроде  бы  должна
быть прямо  по  курсу.  Джо  почувствовал  за плечами почти пустую
трехлитровую бутыль и понял,  что в таком состоянии вполне мог пе-
репутать перед и зад.  После двадцатиминутной процедуры разворота,
болезненно отзывавшейся в желудке каждым движением,  он увидел пе-
ред собой спидометр и замок зажигания.
     - Ничего не понимаю...- промямлил Джо и свалился с полуразоб-
ранного "Восхода".
     "Куда я собираюсь ехать?- подумал Джо.- Я ведь даже не  знаю,
где нахожусь". Надо было хоть что-нибудь опредеоить точно.
     Джо вспомнил о своей драгоценности - серебряных карманных ча-
сах с  позолоченной крышкой,  боем,  календарем и тремя секундными
стрелками. "Это вам не хухры-мухры",- думал Джо,  доставая из зад-
него кармана конец цепочки.
     Однако, вытянув часы на свет божий,  Джо понял, что время оп-
ределить не удастся,  поскольку от часов остались только бой,  ка-
лендарь и памятная  гравировка:  "Дорогому  Алеше  от  благодарных
праправнуков в день его 15-летия".
     Поднатужившись, Джо попытался припомнить, кто такой Алеша или
хотя бы имя самого завалящего праправнука, но что-то в голове бур-
лило и упорно этому сопротивлялось.
     Впрочем, оставалась  еще  дата  на календаре:  "ПТ 16 00".  В
принципе, Джо был в силах предположить,  что такое  ПТ  и  16,  но
смысла двух последних нулей он не осознавал.
     - Может,  это год?- прошептал в страхе ковбой.- Если  1800-й,
то мне должно быть ровно столько, сколько этому загадочному Алеше,
а до 1900-го я не доживу.  Нет, это не год... Может быть, темпера-
тура?
     Его собственные ощущения это подтверждали - в спину от  земли
достаточно быстро пробирался собачий холод.
     Джо лежал, глядя на останки часов, и впервые в своей долгой и
безалаберной жизни чувствовал себя несчастным,  беззащитным и оди-
ноким...
     Неожиданно что-то возникло перед его носом и со смачным хрус-
том раздавило часы.
     - Эй ты!- захрипел Джо.- Убери копыта!
     Сверху донеслось наглое ржание. Джо опешил: "Откуда здесь ло-
шадь? Может быть, это Америка?"
     Однако всадник приподнял забрало и, заметив внизу Джо, произ-
нес:
     - Дивись, Бурко! Який гарний хлопец. Мабуть, трошки живой?
     Рыцарь сделал  неосторожное движение и тоже полетел на землю,
вернее, на бывалого ковбоя Джо.  Тот успел подумать  только  одно:
"Такой железякой - да по башке... Я же не выдержу!"
     ...Барон фон Шмиц был парнем крепким.  Но когда копье герцога
Бранденбургского выбило из рук барона щит, отозвавшийся чистой но-
той "фа", фон Шмицу почему-то стало плохо. Конец боя он совершенно
не запомнил.
     Когда он начал приходить в себя,  то заметил, что все еще си-
дит верхом, а вперед уходит широкое бетонное шоссе.
     Барон толкнул левой ногой кикстартер, отчего нога окончатель-
но запуталась в стремени, и попытался нащупать ручку газа - забра-
ло было здорово забито грязью.
     Когда он  понял,  что завести мотоцикл не удастся,  он поднял
забрало и увидел, что сидит на полудохлой кляче бурой масти, кото-
рую, судя по ее нежеланию куда-то ехать,  к тому же одолевают рев-
матические боли.  Барон фон Шмиц пришпорил ее так  ласково,  будто
опасался, что  угробит  последнее  имеющееся в распоряжении транс-
портное средство. Кляча сделала два шага, зевнула, шагнула еще раз
и исруганно подняла ногу,  почувствовав,  как под ней что-то хрус-
тит. "Ого-го",- произнесла она.  Барон фон Шмиц снова  поднял  съ-
ехавший вниз щиток шлема и сказал:
     - Oh,  look!  There is a handsome man in this mud.  He may be
alive.
     Барон попытался дотянуться до бордачка,  который, как ему ка-
залось, находился где-то под седлом,  и грохнулся вниз, теряя пос-
леднюю надежду на то, что его новый знакомый окажется в живых.
     Фон Шмиц  в  латах  весил полтора центнера.  Но он плохо знал
простых русских ковбоев. Джо выжил.
     ...За окном шел глубокий снег. Володя усталым взглядом окинул
все, что лежало на столе - составные части неудавшейся машины вре-
мени: утюг, транзисторный приемник, коробку спичек, пишущую машин-
ку "Ундервуд" с выломанной клавишей "f" и колесо от  железнодорож-
ного вагона.  Все было опутано многочисленными проводами и шланга-
ми, а также веревочками и резиночками - чтобы не разваливалось.
     Володя вздохнул и переткнул пару разъемов.
     ...Джо, фон Шмиц и Володя сидели на крыше Грановитой  палаты.
Володя распечатывал бутылку "Столичной".
     - М-да,- сказал он.- Сколько же нужно  было  мучиться,  чтобы
всем нам здесь собраться и сообразить!
     Фон Шмиц втянул носом запах водки.
     - O Zauberei der ersten Liebe!- сказал он.
     - Satisfaction...- подтвердил Джо.
     Водка начала разливаться по стаканам.
     Облака меняли цвет с желтого на сизо-фиолетовый.
     Володя балдел  и начинал что-то бормотать о силе мысли и воз-
можностях прогресса...