Главная
Скачать тексты
Рассказы
Стихи 93 года
Стихи 1994-2017 годов

                             CNN


                При работе над рассказом использован 
               интеллектуальный потенциал В.К.Ясония

                                   Так бессветно, почти черно
                                   Было в дымном подземельном ущелье,
                                   Что не видно и не внятно Астольду,
                                   Кто над ним проносится в вышине.
                                        Л.Ариосто. "Неистовый Роланд"


   - Тоже мне Це-Нэ-Нэ,- говорит Константин.- Вот крутят по ящику
что попало, а потом удивляются, что дети - дебилы.
   - По-моему, не только дети,- замечает Агафья Феоктистовна.
   "При всем богатстве выбора вокруг одни ежики",- подтверждает телевизор.
   - Ты куда?- спрашивает Агафья Феоктистовнаю
   - В институт,- отвечает Константин.
   - Так сегодня же воскресенье.
   - А я в счет отпуска.
   - А-а. Ну-ну.
   Константин поспешно закрывает за собой дверь и, втыкая в уши наушники
радиоприемника, бежит вниз по лестнице.
   "Над Москвой проплыли тучки",- сообщает Гидрометцентр. Константин 
задумывается и налетает на даму. 
   - Поосторожнее, придурок,- замечает дама и кутается в джинсовый мех.
   Константин мямлит что-то и, бледнея, забирается в троллейбус.
   - Троллейбус дальше не идет,- объявляет динамик. И толпа, вылезая,
придавливает замешкавшегося Константина к поручню.
   - Ну почему я такой дурак?- бормочет Константин.
   Но его окружает непробиваемое и безжалостное молчание.
   ...
   Он сидел на скамейке и жевал гнилое яблоко, которое на этой же скамейке
и нашел. Мимо ходили люди. Преимущественно девушки, которых Константин 
всей душой ненавидел. Тоска... Он вспомнил о радио и вытащил наушники 
из ушей.
   - Простите,- сказали ему,- вы не знаете, где здесь туалет?
   Это была девушка.
   - Нашли у кого спросить,- обиделся Константин.
   - Мне пописать,- объяснила девушка.
   Константин покраснел и сжался в комок.
   - Может, я чего не понимаю,- сказал он.- Но вам ведь нужен женский туалет?
   - Да это неважно.
   - Познакомиться хочет,- догадался Константин и бросился наутек.
   Девушка всхлипнула и отправилась в кустики.
   Константин же бежал по крайней левой полосе, стараясь не пересекать 
разделительных линий и не создавать помех прочим участникам движения.
Становилось темновато. Он включил фары. Стало совсем темно. Он воспользовался
прибором ночного видения. Остался позади город. Пригород. Россия. Земля.
Вселенная.
   А он все бежал и бежал.
   ...
   Навстречу, рассекая килем асфальт, медленно плыл моторный катер. Он причалил
к измученному долгой дорогой Константину, который лежал на обочине. Из окна 
высунулся бородатый худощавый человечек и спросил:
   - Вы кто?
   - Я?- удивился Константин.- Я самый быстрый в мире автомобиль. А вы?
   - А я - первый встречный. Садись ко мне в лодку. Хочешь - в рай отвезу,
хочешь - в ад.
   - Хочу,- сказал Константин.
   И они поплыли.
   ...
   Впереди, в окружении розовых порхающих ангелочков, возвышалась тень 
огромного двуглавого чудища.
   - Цербер,- пояснил Встречный.- Не бойся. Он не кусается.
   Цербер усиленно нюхал воздух, но действительно пока не кусался.
   Небо было абсолютно черным, без звезд. Катер проплывал между
половинками разведенных мостов, под натянутыми на всякий случай цепями.
   В конце длинного канала виднелся черный обугленный сарай.
   - Приплыли,- сказал Встречный.
   ...
   Лодка причаливает к берегу. Из сарая выходит Смерть в кокошнике, украшенном
жемчугами, телогрейке, колготках и с парой золотых зубов во рту. В руке
она держит серп.
   Из-за угла сарая появляется Гефест в аналогичном наряде, но с молотом
в руках.
   - А я памятник вам видел,- говорит Константин.- В Москве.
   - То-то же,- замечает Гефест. - При жизни кому попало не ставят.
   - Ты не очень-то о жизни,- ворчит Смерть.- Я тебя быстро моим серпом.
   - А я тебя моим молоточиком.
   Кто-то кладет Константину голову на плечо. Это Цербер.
   - Зачем ты здесь?- спрашивает он.- Сюда приходят по доброй воле
либо дураки, либо несчастные люди.
   - Я несчастный дурак,- говорит Константин.- А воли у меня вообще 
никакой нет - ни злой, ни доброй.
   - Все лучшие люди здесь,- говорит Цербер.- Потому что все они несчастны,
если не дураки.
   - А я лучший?- спросил Константин.
   - Нет,- ответил Цербер.- Ты - №%!@#$%^&*()_. Понял?
   ...
   Константин понял. Он купил "Сникерс" и съел. Потом еще "Сникерс" и опять 
съел. А потом у него деньги кончились, и он прыгнул в Москву-реку, чтобы
плыть по течению. И камень на шею привязал.
   "А может, она и правда хотела пописать?"- вспомнил Константин о девушке.
И решил сразу две вещи: 1. Перестать тонуть. 2.Найти ту девушку и ей помочь.
   Но ничего не вышло. Константин утонул.
   Так и закончилась эта грустная история. Зато началась другая.
   Девушка (а ее звали Инна) решила подарить самой себе букет цветов,
но так как дарить предполагалось человеку странноватому и довольно капризному 
(а ее звали Инна), то она (то есть Инна) никак не могла выбрать конкретный 
размер, состав и цвет букета. Наконец она купила одну гвоздику. Подарила.
Сказала себе "Спасибо". Понюхала. Выбросила в урну. И ей стало 
тоскливо-тоскливо. "Она меня не любит",- подумала Инна.- "Подарила один 
вшивенький цветочек. Ну вот и все. Я даже сама себе не нужна".
   И Инна сняла с себя туфли и тоже выбросила их в урну. А потом пошла
по Ленинскому проспекту в сторону увеличения номеров домов. Но номера
почему-то уменьшались. И в конце концов она дошла до -273 градусов Цельсия.
   Рядом протекала река. Что наводило на грустные мысли.
   Кто из нас в молодости не любил, надев белую сорочку и крылышки,
ходить по кладбищу и успокаивать разбушевавшихся мертвецов! 
Эх, молодо-зелено... Сколько воды утекло с тех пор... Сколько рыбы подохло...
   На берегу реки сидел человек с удочкой и был, видимо, уверен, что ловит 
рыбу. Инна, с трудом сгибая деревенеющие ноги, направилась к нему.
   Человек так самозабвенно глядел вдаль - на тот берег - что ей
подумалось: "Наверно, его зовут Константином".
   - Ненавижу,- тихо прошептала она.
   Константин обернулся. Увидел Инну. И громко закричал. Его крику вторил
заливистый лай правой головы Цербера...
   ...
   Где-то в соседней комнате Агафья Феоктистовна постучала в стенку:
   - Потише ты, там. Соседей разбудишь.
   Костя пытался разобрать время на своих часах, но было слишком темно.
Он дрожащими руками отвязал с шеи камень и перевернулся на другой бок.
Теперь ему снились больные овечки, рваные платья и увядшие гладиолусы.
   А на другом конце города Инна всерьез думала о пластической операции.
И о том, как бы избавиться от трупного запаха. И от холода, который 
пробирался в нее сквозь саван. И роптала.

                                                        1993